User views view_news rubric_id news_rubric_id 3

"В Славянске было странно". Рейд по Донбассу - воспоминания добровольца

Когда я понял, за что стоит сражаться. «… А еще помню бабушку. Наша колонна с флагами ехала по дороге. И она нашу колонну перекрестила. Знаете, вот тогда я понял, за что стоит сражаться. Даже за одну такую бабушку …”

Их истории все меньше попадают в поле интереса прессы. У них спрашивают, особенные ли вы. Впрочем, каждый из них, кто пошел туда - особенный.

"Insider" пообщался с добровольцем Юрием Гашкивым (25 лет, артиллерист), который в 2014-м году ушел служить артиллеристом в ряды ВСУ. Человек в составе 95-й бригады освобождал украинские города и села от сепаратистов, получил ранения под Миусинском, лечился, снова пошел на фронт. Затем вернулся к мирной жизни. Был одним из участников отбора международных соревнований Invictus Games. Далее - прямая речь.

Активист

До Майдана успел закончить Пищевой колледж во Львове, пошел на “срочку” в армию. Хотя меня все отговаривали. Мол, туда только дураки идут. А я был принципиален. У меня папа служил. А брат не мог, имел проблемы с ногами. Поэтому должен был идти я. Поэтому в 2012-м пошел на срочную службу. Вернулся с нее в октябре 2013-го. Начал искать работу - и начался Майдан . Я и поехал.

Хорошо помню ночь на 30 ноября. Мы тогда со знакомыми из Львова приехали, нас пятеро было. Старались держаться группой. Еще помню, Руслана, Гриценко, другие политики призвали нас оставаться в центре Киева. И, знаете, мне стало странно, когда ближе к трем ночи начали разбирать сцену. Я еще спрашивал у этих рабочих, для чего это делать. Они рассказывали, что "завтра будет вече, надо поставить большую сцену, а эту мы разберем".

Помню, сидим мы у бочек, едим какую-то кашу, песни поем. И здесь с верха Институтской на нас идут "беркуты". Думаю: "Ну все, приехали". И они начинают сносить палатки, которые стояли на Майдане. Мы забились под стелу. Слышу, как кто-то кричит: "Держим круговую оборону!" У меня был шок. Нас отжимают к железной ограде, и я начинаю понимать, что нас там просто перебьют. Мы с каким-то парнем растащили щиты, сделали проход и побежали в горсовет. Люди вокруг разбились на группы, бежали от силовиков. Мы шли наугад, в Киеве же впервые. Хотели посмотреть карту на мобильном - но интернета не было. Связи не было. Ни в одной из сетей. По дороге встретили таксиста. Он тоже был с Майдана и отвез нас на квартиру. Денег не взял.

Утром, когда я включил телефон, увидел кучу сообщений о звонках от родственников и знакомых. Первым ко мне дозвонился отец. Говорил, что мама успела обзвонить все морги. Ведь тогда ходили слухи, что во время штурма кого-то убили. Помню, еще на следующий день мы зашли на Михайловскую. И там всякие тягныбоки рассказывали, что они не знали о разгоне. А папа мне рассказывал, что вечером 29 ноября смотрел ток-шоу Шустера. И там политики заявили, что пойдут ночью на Майдан, потому что якобы планируется зачистка. И так меня порвало тогда у сцены ... я Тягнибоку кричу: "Где ты вчера был?!" А он не отвечает, бубнит что-то свое. После этого я поехал во Львов.

Дома я заболел. Следил за схватками на Грушевского. Порывался ехать, а мама говорит: "Хорошо, только подлечись, чтобы хуже не стало. Потому что на Майдане за тобой больным никто ходить не будет". Попутно искали каску. Где-то недели две. И так это лечение с поисками затянулось до февраля. Там уже начали стрелять. Мы с семьей начали искать бронежилет. Пока искали - расстреляли Небесную сотню. До сих пор не могу себе простить, что не поехал. Как себя можно называть патриотом и сидеть дома, когда такое в Киеве происходило. Тогда я родителям сказал: "Если что-то подобное снова начнется - я просто собираю вещи и еду". Они согласились. Тут началась аннексия Крыма .

Доброволец

Шел набор в добровольцы. А я тогда долго штурмовал военкомат. Мне там отвечали обычно что-то типа: "Чего вы звоните? Приказа сверху не было, ничего не происходит. Ждите". Но по телевизору идет социальная реклама, что набирают добровольцев, Крым аннексируют! Чего еще надо ждать?!

Идти в добровольческий батальон не хотел. Они были под МВД, а мне этого как-то не хотелось. И наконец я добился своего: в военкомате сказали ждать звонка. Хотя сначала предлагали записаться в территориальную оборону Львова. Но потом один полковник мне сказал: ты артиллерист, бросать в пехоту тебя неправильно, редкая специальность. Пообещали, что отправят меня в 24-ю бригаду.

У меня есть привычка на ночь выключать телефон. И как-то просыпаюсь утром, а мне приходят смс-ки. Из военкомата звонили. Оказывается, набирали людей в 24-ю бригаду. А мне не дозвонились. Порывался было ехать своим ходом, но меня отговорили. Сказали, что все уже набрали. Но пообещали, что будет еще набор. И я попаду или в 128-ю, или в 80-ю бригады.

И действительно, через некоторое время мне звонят, говорят, надо на 9 утра приехать. Будут собирать людей на распределение. Я собрал вещи минимально и поехал. Из военкомата нас завезли в 80-ю аэромобильную бригаду. Там были люди со всей Украины! Их распределяли в разные бригады: 79-ю, 95-ю, 25-ю. В память врезалось, как мы едем в машине, рядом сидит человек, лет за 35, кому-то звонит и говорит: "Папа, меня забирают в армию! Что делать?" А мне было 22. И я ехал добровольно.

В распределителе была длинная очередь. Я там проторчал где-то семь часов. Кто-то писал отказа от поездки в АТО. И таких людей отвозили обратно, насильно на войну никого не загоняли. Наконец, очередь дошла до меня. Называю свою военную специальность, - артразведка, - а мне говорят: "Нет, нам таких не надо". Еще спросили, мол, не передумал ли я ехать. Конечно, не передумал, я семь часов простоял в очереди! Позвали какого полковника, он со мной поговорил и сказал, что я стану вычислителем-артиллеристом. И пойду в ВДВ. После того попал в "учебку" в Немиров. Туда родители приезжали, говорили, мол, что ты натворил, там война, людей убивают. Мама плакала.

Первую неделю мы вообще ничего не делали. Ну, кто-то ходил, пил. Мы еще тогда таких людей прозвали "аватарами". А потом появился подполковник Махнин. Он занимался со мной. Учился я не долго, с неделю где-то. Помню, когда мы уезжали, я свои конспекты забыл. Так ко мне Махнин прислал курсанта. Сказал ему что-то типа: "Видите, дебилы, вы это полгода учите, а тут парень должен за неделю справиться. Он через два дня едет на войну. Хоть конспекты ему отнесите". Сдружились с ребятами из Львова. Не знали, кто и куда попадет, но надеялись, что будем вместе. Наконец, кто-то попал в 25-ю, кто в 79-ю и я один в 95-ю.

После "учебки" нас привезли в Житомир. Обещали, что просидим там неделю-две, а потом уже и на передовую. А потом оказалось, что срочно надо сделать карточки Приват банка, так как выезд на следующий день. А нам нужна зарплата. Хотя, я вообще понятия не имел, что нам кто-то будет деньги платить. Карточки сделали, а на следующий день нас упаковали в ПАЗик, около 50 человек. Сидели по-трое на скамейках, в проходах. Меня поразило, как мы останавливались где-то на заправках, а к нам подбегали люди, предлагали помощь, деньги. Изюм стал последним мирным городом. Далее нам сказали: закрывайте окна, начинается АТО.

Антитеррористическая операция

В Славянске было странно. Мы проезжали разбитую заправку, базар. Причем на рынке все есть, но людей нет. Зашли в город 16 июля. Базировались на Славянском курорте. Когда мы туда заехали, нам сказали: "Завтра может быть выезд. Но не переживайте, мы уже так две недели едем". Но нам "повезло". Выехали, как запланировано.

Начали рейд. Первое село, в которое я заходил - Спорное. Может, еще слышали историю, там парень выбрасывал гранату из БТРа и ему часть руки оторвало. Еще было ... мы стоим, нас начинают обстреливать, мины летают. И нам командир говорит: стреляйте прямой наводкой из гаубицы, там снайпер. Честно - сочувствую тому мужичку, который по нам стрелял. В него 120-мм снаряд полетел. Не думаю, что он выжил.

Далее был Лисичанск. И казалось, что скоро все закончится. Я был реалистом: мы взяли высокий темп, за день проходили до 40 километров. А как для войны - это очень много. После Лисичанска мы пошли на Шахтерск. В городе было жестко. У нас была задача вытащить людей, которых зажали на границе. И мы должны были через город пробиваться. Но не получилось. Поэтому вы развернулись и пошли на Саур-могилу.

Еще врезалось в память, как на въезде в Шахтерск стоял какой-то алкаш и говорил нам: "Куда вы приперлись?! Да вас перебьют!" И у меня в голове мысль засела: а для чего мы вообще здесь? Конечно, я и раньше задумывался об этом. Потому что всякое бывало. Местные в нас плевали, жесты разные показывали. А еще помню бабушку. Наша колонна с флагами ехала по дороге. И на обочине бабушка стояла. И она нашу колонну перекрестила. Знаете, вот тогда я понял, за что стоит сражаться. Даже за одну такую бабушку.

Между Шахтерском и Саур-могилой воспоминаний почти нет. Очень уж быстро отходили. Помню, как ехали на Торез (ныне Чистяково - ред.). Дорога хорошая. И вокруг никого. Пустота. Только сгоревшая техника. И где-то видно минометчиков. Мы к ним приближаемся, а они убегают. В этот момент ты начинаешь понимать: что-то будет. Слышу, как за нами мины падают. Колонна движение продолжает, нельзя вставать, такие правила. Так как всех прибьют. А впереди видим сепаров, пехоту. Мы встали, взяли автоматы, начали по ним стрелять. Бой завершился довольно быстро и мы дальше поехали.

После Саур-могилы мы пошли на Степановку. Нам сказали, что надо удержать две высоты, чтобы помочь нашим. Но где враг - никто не знал. Ко всему, артиллерия не может стоять прямо на линии фронта. Она должна быть в километре-двух. Мы были в 400 метрах. Представьте: заходим в село, а за него идут бои. Как только мы окопались - по нам начал работать снайпер. А с 8 вечера начала долбить артиллерия. И так где-то до полуночи. Мы думали поспать. Но где-то в час ночи слышу - полетело. Все как по графику. Еще экскаваторщик окоп вырыл перпендикулярно линии соприкосновения. Осколки вдоль окопа свистят. И ты сидишь, слышишь их, понимаешь, что они летят в тебя. И думаешь: сидеть на месте, лезть вперед или назад? Тяжелый бой был. В Шахтерске хотя бы было ясно, что сзади наши. А в Степановке полная труба - сепары вокруг.

Дотянули как-то до утра. Перекрикиваемся, кто жив, кто ранен. Мы в окоп набились, 16 душ. И кто-то достает бутылку и говорит: "Давайте выпьем за то, что мы дотянули до этого утра". И каждый по 20 грамм выпил, символично. А после того одного из этих ребят ранило - обломок снаряда в бедро попал. Командование тоже хорошее. Разведка говорит: есть информация, что будут стрелять из "Градов". Нет, чтобы окопаться или сменить дислокацию. Зачем? Просто сказали спрятать технику, чтобы не сгорела.

Ранения

Затем нас отправили вытаскивать людей у Миусинска. Когда мы добрались до города, я увидел холмы. Думаю: блин, главное чтобы мы не поперли в гору. Но мы стали возле фермы. Как раз на горе. Нас уверяли, что мы здесь ненадолго. А потом нас обстреляли. Более чем уверен, что позиции сдали местные.

Мое орудие было центральным. Начинается обстрел. Прицельный. Первый снаряд упал метрах в 30-40 от нас. Люди побежали, кто куда. Одна пушка несколько раз выстрелила и заклинила. Говорят: не можем стрелять, пробуйте вы. Я считаю себе: 7-8 секунд между вылетом и прилетом. То есть у нас есть 7-8 секунд, чтобы вылезть из окопа, зарядить пушку, гасануть из нее и забежать обратно в окоп. Вызвался на это дело я и еще один парень. Надо было что-то делать, отстреливаться. Адреналина было много.

Мы выстрелили, коллега залег на землю. Я побежал в окоп. Прыгаю и уже в полете вижу разрыв мины. И тут меня догоняет какой-то жесткий камень. В бок. Сразу мысль: "Да нет, этот черканул". Но ты понимаешь, что это обломок зашел в тело. Ребята предлагают меня перемотать, я немного поднимаюсь, а из дыры кровь фонтаном. Осколок немаленький: 2,5 на 4 см. Хорошо, что я этого не видел. Кто-то начинает панику разводить, кто-то кричать.

Капитан связывается с медиками. Они отказываются ехать. Потому что обстрел. В конце концов к нам приехали какие-то пацаны из пехоты. Я поднимаюсь и понимаю, что у меня правую ногу отняло. Она просто висит. Меня подняли, погрузили в какой-то зеленый ГАЗон ... мы влетаем в село и за нами рвется мина. Честно, я даже не знаю, кто те ребята, которые меня вытащили. Мы после того виделись, я им благодарен, но до сих пор их не знаю.

Меня занесли в дом к медикам. Это где-то метров за 500 от наших позиций. Вкололи обезболивающее. Важные органы, печень, например, не зацепило. Сказали, что на утро будем прорываться. А потом таки: "Лежи". Спрашиваю: "Долго?" Отвечают: "До утра". Я спрашиваю: "А вы куда?" А они: "А мы в подвал". Утром вернулись. Выходим из дома в БТР, и в этот момент дом простреливают. Впереди какой-то забор. Мне говорят: "Перелезай!". Я объясняю, нога не работает, не перелезу. Мне как-то уже помогли, погрузили в транспорт и увезли. Получается, 9 августа меня ранили, а 10-го меня вывезли в Славянск.

После ранения

В Славянске начмед полез пальцами рану смотреть. Без обезболивающего. Пока он там ковырялся, я вспомнил все, что мог и не мог. А он там пошуршал и говорит: нет, это не мой профиль. Думаю: «Господи! Ну чего ты не сказал раньше?!" Утром 11 августа нас повезли "таблеткой" на Харьков. Выехали за Славянск и заглохли. Так нас пересадили в автобус из Донецка, который остановили на дороге.

В больнице, в Харькове, перед операцией сказали пойти помыться. Оперировал меня старик, рассказывал, как жил во Львове. Успокаивал меня, говорил, что зашьют и поеду домой. Но не зашили. Потому что была инфекция и рану постоянно промывали. Неприятная процедура, скажу вам. Потом меня перебросили бортом в Ровно. Там уже меня заштопали. Но, блин, помню, как тупым скальпелем пытались срезать мертвую кожу. И медики: "Видишь, как о медицине у нас заботятся".

Родным о ранении ничего не говорил. Первой неладное заподозрила бабушка. Мол, раньше я на несколько минут звонил, а теперь долго разговариваю. И женский голос слышно. Значит, что-то не так. Ну и я признался, что лежу в госпитале. Все в слезы. Горюют, что раньше не рассказал. Но для чего? Чтобы они смотрели на кусок тела, который не может двигаться? Я вот после операции сразу пошел в туалет. Мне запретили, но ходить на горшок как-то не правильно, что ли. Так несколько метров я шел 15 минут!

Если ты не можешь двигаться, думаешь: только бы не на всю жизнь. Потому что кому ты нахер такой будешь нужен? Вот и пришла тебе труба. У меня осколок прошел в сантиметре от печени. Врачи сказали, что я имел все шансы оказаться на коляске. Наконец, мне дали выписку, я поехал домой, увидел маму. Она в слезы. Но, как и некоторые ребята, после ранения я поехал снова на фронт. Немного подлечился, но с ногой были проблемы. Я ее не чуствовал. На военно-врачебную комиссию ходил, объяснял, что ногу не чувствую. А мне говорят: "Нет, фигня. В бумагах об этом не написано". Долго с этим боролся.

Меня хотели комиссовать. Я приехал в военную часть, командир спрашивает, мол, будешь переводиться? А куда переводиться? Разве я в АТО опять не поеду? Что от этого изменится? И где-то до декабря 2014-го я провел в части. Потом поехал в АТО. Был ДАП , Дебальцево , Промзона в Авдеевке. Жили в полях, спали под звездами. Службу завершил зимой 2015-го.

Возвращение

Сначала я агрессивно относился к тем, кто не замечает войны. Я не сильный, почти ничего в жизни не видел, но пошел на войну. И для меня странно звучит, когда кто-то говорит: "У меня дети, мне есть чем рисковать". Ты оставил после себя след, что-то видел в жизни. А были 18-летние ребята, у которых этого не было, но они не побоялись пойти на фронт. А еще меня раздражает, когда говорят, что я якобы поехал зарабатывать деньги в АТО. Иногда спрашивали, сколько мне платили. Всем отвечал: "Записывайтесь в военкоматы и узнаете".

В первые месяцы было тяжело стоять на ногах. В прямом смысле. У меня были очень сильные боли. И врачи сказали, если не буду собой заниматься - боли будут возвращаться. И правда, бывало такое, что месяц не побегаешь - нога болит так, что тяжело делать хоть что-то. Даже ходить! Было время, когда работал по 12 часов в сутки, думал: вот просто упаду сейчас и уже ничего и никому не скажешь.

Помню, как-то встретился со знакомой, погуляли с ней. А потом еду я в маршрутке и чувствую, что нога страшно болит. Не могу стоять. Я уперся в кресло и думаю: "Что я скажу? Кому?" В лучшем случае скажут: "Да он молодой, что он тут втирает". Или, бывает, показываешь удостоверение и тебе говорят: "Там таких молодых не брали, что ты рассказываешь?" Но я к этим людям сейчас нормально отношусь. Как и к людям, которые говорят: я не могу идти. Это нормально. Психологически. Каждый имеет выбор. Но это до поры, до времени.

С другой стороны, АТО свело меня с хорошими людьми. С ними общаемся, ездим в гости друг к другу. Еще вот участвовал в Invictus Games. Потому что немного имею проблемы ... просто решил себе доказать, что я все-таки что-то могу. Я стараюсь не показывать, что могу меньше здоровых мужиков. Хотя да, у них больше возможностей. И это хорошие соревнования. Они заставляют задуматься о том, что ты можешь очень много.

Славянск новости добровольцы война Донбасс Украина Россия
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
1531 просмотр в феврале
Я рекомендую
1 человек рекомендует

Комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов

Алексей Овчинников. Блог
С давних пор нам заложили истину - дети наше будущее. И с тех пор, мы стараемся для них всеми правдами и неправдами. Но приходит время и они делают свой выбор, как когда-то и мы. И, естественно, наш маленький городок не может бороться с общемировыми тенденциями и подавляющее большинство молодежи хочет отсюда уехать. Из моих знакомых большинство уже так и сделало, но есть и те, кто остался. В чем дело? Причины просты: родители не отпустили в большой город,...
Культура
Сьогодні в центральній міській бібліотеці відбулася зустріч із відомими украінськими письменниками в рамках проекту "Схід читає". Проект організував "Благодійний фонд Сергія Жадана". Йог основна мета - привернути увагу людей до міських бібліотек. Саме тому письменники вирішили зустрітися із жителями різних населених пунктів Донецької та Луганської областей. До Слов'янська приїхали Сергій Жадан, Андрій Любка та Макс Кідрук. Варто зазначити, що охочих їх пос...
Общество
Біциклі чи лайба, вішалка або плечики, або тремпель, тормозок чи обід, грабарка чи шуфля - деякі з цих слів я вперше почув тут. Загалом мовні пригоди тут були доволі цікавими.   По приїзду в Слов’янськ одразу звернув увагу на мовне середовище. Майже на кожному кроці тут російська мова, навіть більшість вивісок російською. Ввечері я відправився на розвідку за продуктами. - Дайте будь ласка два йогурти, можна з різними смаками. - Что? Я не понимаю, что такое...
Общество
Кабинет Министров Украины 20 февраля принял постановление № 112, которое должно усовершенствовать систему защиты прав людей с инвалидностью. Постановление вносит изменения в Положение о Правительственном уполномоченном по правам лиц с инвалидностью. Предусмотрено создать должность представителя Правительственного уполномоченного в областных, Киевской и Севастопольской городских государственных администрациях. Представитель Правительственного уполномоченног...
Общество
Растаможить автомобили с иностранной регистрацией по льготной ставке 0,5 акцизного сбора можно до 24 часов 22 февраля. Об этом напоминает Министерство финансов в Twitter, ссылаясь на Таможню. "С 23 февраля вступает в силу общий режим растаможки таких автомобилей по полной ставке акцизного налога", – напоминает ведомство Государственная фискальная служба сообщает, что 22 февраля – в последний день действия льготного режима налогообложения транспортных средс...
Общество
Житель Славянска Павел Приходько сегодня зарегистрировал новую петицию в сфере "Благоустройство города и строительство". "За железнодорожным мостом в нашем городе существует достаточно большой частный сектор под названием Железнодорожный-2, или "Мымовка". И его благоустройству не уделяется никакое внимание со стороны городского совета Славянска", - говорится в петиции. Автор предлагает следующее:  1. Полностью заменить асфальтовое покрытие по ул. Мостовой...
Происшествия
Сотрудники Службы безопасности Украины, привлеченные к операции Объединенных сил в рамках противодействия незаконному обороту оружия, блокировали в Донецкой области сбыт военных средств поражения. Оперативники спецслужбы установили, что бывший военнослужащий пытался продать два ручных гранатомета РПГ-22, которые незаконно хранил в благоустроенном в лесопосадке укромном месте. Правоохранители задержали злоумышленника при попытке продажи военных средств пора...
Общество
Управління соціального захисту населення Слов’янської міської ради запрошує учасників антитерористичної операції для проходження безкоштовної психологічної реабілітації в наступних установах: Надання послуг із психологічної реабілітації, проживання та харчування під час надання послуг із психологічної реабілітації в умовах стаціонару та витрати на оплату проїзду до установи, яка надає психологічну реабілітацію та назад відшкодовуються з державного бюджету....
Общество
На сайте местных петиций зарегистрировали обращение одного из местных жителей. Петиция касается ремонта дорог. Вопрос некачественного ремонта поднимался много раз. Часто новые дороги не переживали зиму. Славянск: две новые ямы вместо отремонтированной дороги После жалоб людей городское управление сказало, что все новые дороги имеют гарантию. Те дороги, которые не пережили зиму в Славянске, были отремонтированы по гарантии. В петиции написаны несколько пред...