Военный корреспондент Влад Волошин: «Желаю, чтобы сыновья и дочери Славянска никогда не знали, что такое война»

5 июля 2014 года над зданием Славянского городского совета был поднят государственный флаг Украины, который ознаменовал переход города под контроль украинской власти. Представляем Вашему вниманию интервью с Владом Волошиным - заместителем начальника военного телевидения Украины, который изображен на легендарном фото после поднятия флага на крыше горсовета.

Влад Волошин на момент 5 июля 2014 года служил заместителем начальника военного телевидения, телестудии Министерства обороны Украины. Сейчас Влад работает заместителем начальника пресс-службы Генерального штаба ВСУ. Влад Волошин, как и Василий Ковальчук, родом из Хмельнитчины из Каменец-Подольского.

С Владом Волошиным мы пообщались, также как с Иваном Журавлевым и Василием Ковальчуком, посредством Skype.

Военный корреспондент Влад Волошин: «Искренне завидовал жителям Славянска за то, что у них такой красивый и разнообразный город» (фото) - фото 1

- Когда для вас началась война?

- 22 апреля 2014 года я уже был в лагере в Изюме, где большой блокпост на то время стоял. 23 апреля я уже летал над Славянском на воздушную разведку, как раз вертолёты первые пришли. В один из дней я разбрасывал листовки над Славянском. Тогда листовки привезли, а я то ведь журналист, кто еще будет ними заниматься? Вот мы и сели на одну из вертушек, я и еще два человека, и взяли несколько пачек. Мы полетели, открыли люки все и оттуда листовки разбрасывали, а снизу по нам огонь вели. Когда мы на базу прилетели, у нас 38 дырок было в борту.

24 апреля первый раз была разведка боем. Подразделение «Омега» и другие силовые структуры на ВСУшных БТРах подъехали к 3-му блокпосту, это около Славкурорта. Подъехали туда, блокпост пустой – сепаратисты отошли, подожгли шины. Мы хотели подъехать туда осмотреться, но нам была команда «отходить, оружие не применять». На следующий день мы сделали вылет к 5-му блокпосту, это между Краматорском и Славянском, откуда Карачун видно. Подлетели туда, там шел бой. Вертолет сел, потому что надо было эвакуировать раненого, а я выбежал с камерой и начал снимать. Пока снимал, вертолет улетел и я остался с этими пацанами, которые вели бой и уже с ними сел в БТР и обратно вернулся.

В один из этих дней, помню были в Краматорске, а наш гарнизон тогда был в осаде. Мы только поднялись на вертолете поднялись метров на 15, чтобы осмотреться, смотрим вниз, а там наш МИ8 подожгли. По нему прям из гаражей ПТУРом сработали, так вертолет прям под нами начал гореть и взрыв от него был. Мы сразу сели в другом месте, чтобы эвакуировать экипаж.

Это все было до 1 мая. Сепаратисты вели себя очень агрессивно, мы себя еще сдерживали какими-то факторами.

Приходилось все это снимать, сам ездил  на все боевые выезды, разведку боем тоже мы вели. Подъехали как-то к Славкурорту, не помню как там села называются, но очень живописные места. Смотрели, окружали со всех сторон Славянск, все проезды, проходы. Мне один источник сообщал информацию через социальную сеть, что к сепаратистам подходит техника и она идет через «Белые горы». Ну все мы неместные, мы  не знали где эти «Белые горы». Поэтому я с группой разведчиков искал, где они находятся и где дорога там проходит. Много там полазили, поискали. Как? Что? Куда? Где? Какие тропы, какие горы? В общем, катались мы вокруг Славянска почти весь июнь. Я бегал с разведгруппами, мы все-таки нашли эту дорогу через «Белые горы», там грунтовая дорога проходила. Там несколько раз ребята делали засады, подтянули туда артиллерию. Приходилось работать по Семеновке, потому что у них там был конкретный укрепрайон, откуда сепаратисты лупили по нашим позициям. Но сначала их минометы до нас не добивали, они тогда Селезневку изрешетили конкретно.

- Знали ли вы о ситуации в самом Славянске?

- В Славянск наши люди попадали разными путями, поэтому мы знали всю систему блокпостов, знали, как заходить в город, сколько там людей стоит, сколько дежурит и все остальное.

- Как проходила сама операция по взятию города?

- С 3 июля мы начали готовить операцию. Была проведена артиллерийская подготовка. Было уничтожено несколько их блокпостов. Разведчики с Национальной гвардии тоже прорвались туда, пришли и рассказали где и кто остался. Командованием был подготовлен план, как будет браться Славянск. И с утра 5 июля мы врывались в Славянск через Славкурорт. Наверное, все видели видео с последнего инструктажа.

Вот мы начали входить со стороны Славкурорта. Встретили несколько линий баррикад. В двух или трех местах по нам вели беспорядочный огонь, я бы не сказал, что его вели какие-то снайпера. Такое, по два-три выстрела. Это было не в мою группу. Моя шла самая передовая штурмовая группа, а те шли параллельно с нами, в других районах, с ними был бой.

Где-то в третьей полосе баррикад, когда мы зашли, выехали милиционеры местные. Мы их арестовали и начали дальше идти. Они нас встречали чистенькие, в белых рубашечках и говорили, что город под контролем.

И когда мы вышли на площадь, пока дошли до горсовета, нас осталось три человека. Вся остальная группа рассредоточилась, пошла делать зачистку и занимать позиции вдоль площади, потому что остальные были на подходе. И так получилось, что капитуляцию этих 5-6 сотрудников милиции, которые охраняли здание городского совета, принимал я и 2 разведчика Национальной гвардии. Милиционеры сразу залегли, типа они хорошие. Встречал нас еще местный паренек со «Свободы» и девчонка, которая сидела около него.

И я говорю: «Ого, сколько здесь знамен». Я сразу сорвал флаг «ДНР», который весел на входе. Он у меня  есть и сейчас, как трофей со Славянска. Василий с Национальной гвардии говорит мне: «Пошли с нами флаг цеплять». Хотя я уже не помню, кто это предложил, но у троих в голове возникла такая глупая идея «а давай полезли наверх». И мы все трое пошли туда. И тут нам милиционер местный сказал, что внутри могут быть растяжки и много чего заминировано. Вот мы и взяли его с собой и сказали ему впереди и вести нас.

Мы зашли в фойе, он показал нам где у них была кухня, показал кучу оружия которая валялась. Потом мы пошли дальше, на второй этаж поднялись, внимательно смотрели, где какая растяжка, он нам показывал. Самостоятельно мы ничего не снимали, ждали саперов. Мы просто шли наверх по ступенькам. Помню, я попросил, чтобы милиционер завел в кабинет, где Гиркин сидел, я еще там все осмотрел. Это на третьем этаже было, где сейчас мэр сидит. Когда мы поднялись еще выше, а в городе как раз стрельба началась. Василий был со снайперской винтовкой, он пошел вперед, засел возле окна и начал осматриваться с какой стороны идет огонь.  Поднявшись к чердаку, мы сказали милиционеру вскрыть его.

Помню в тот день было до безобразия жарко. А мы на ногах были с часов трех ночи, в городе были около 10-11 дня. Пить хотим, а нечего. Одним словом – вылезли мы на крышу, в городе беспорядочная стрельба. Вася с винтовкой начал осматриваться, милиционер тоже сразу присел, а я начал снимать. Смотрю, аккумулятор садится, думаю: «вот это капец какой-то, всю операцию снял, а на поднятие флага не хватит батарейки». Пришлось выключить камеру и  подождать несколько минут, чтобы все на улице утихомирилось. У нацгвардейцев были снайперские винтовки, они смотрели по сторонам. Потом Иван сказал, что стреляют с авиационного колледжа. Но мы продолжали делать свое дело.

Иван начал стаскивать флаг «ДНР», флаг СССР и какого-то святого ихнего. Я просто таких не видел в церквях, так что я не знаю, кто это. Когда начали снимать, столкнулись с проблемой: трос на котором висели флаги, был забит металлической трубой, так что снять их было нереально. Смотрим, на крыше лежит лестница. Милиционер нам ее притянул и Иван полез вверх, но тут снова началась стрельба в городе. Василий смотрит в оптику, но не может понять, откуда ведется стрельба.

А я  в этот время начал снимать. Слава Богу, камера включилась и аккумулятор не подвел. И в процессе, когда Ваня снимал флаг, я написал «Селфікі, стенд ап, ми на будинку Слов’янської міської ради і разом зі мною два хлопця з Національної гвардії Іван та Василь підіймають  прапор. Слов’янськ наш!». И именно в этот момент Ваня поднял флаг. И я предложил Василию подойти сюда. Мы собрались втроем, такие грязные, потные, потому что половину дороги по Славянску мы то на животе ползли, то за БТРами шли, при обстрелах падали, кто его знает с какой стороны прилететь может, так ведь сразу и не увидишь. Так и получилась фотография, где мы втроем. И сразу договорились, что не будем обмениваться телефонами, потому что телефоны это такое, а кто живым останется, лучше фоточку в Facebook зальет.

Военный корреспондент Влад Волошин: «Желаю, чтобы сыновья и дочери Славянска никогда не знали, что такое война», фото-1

После этого мы спустились обратно вниз. Флаг, который принесли пацаны, он у них был с самого Майдана, он все время был у них.

Я спускаюсь вниз, а мне наш старший который был и говорит:

- Ну что, подняли флаг?

- Да.

- Опускайте теперь.

- Я туда больше не полезу, да ну его в баню.

- А кто вас просил лесть поперед батька в пекло? Сейчас приедет кто-то из начальства и будут поднимать этот флаг.

Ну мы уже сели, подъехали два наших БТРа, они начали прикрывать вход. Мы уже с БТРа водичку достали, попили воды, вытащили 2 или 3 стульчика из горсовета, сели в холодочек под соснами. То там, то там слышно, как стреляют. Мы уже ничего не делаем, только занимаем оборону. Только посидели минут 5, слышим бабах, уже все на животах лежат.

Тут смотрим, тянут с церкви какого-то сепаратиста, у него ПЗРК, зенитно-ракетный комплекс, и целая куча всякого. Я не знаю, где он всего этого набрал. И тут крики, смотрим, подъезжает министр обороны Валерий Гелетей, начальник генштаба Виктор Муженко и старший им докладывает, что вот Славянск взят. Спрашивают у Гелетея «Вы полезете флаг вешать?», а он ответил: «Та не, не надо, давай подцепим здесь, тут вот флагштоки есть».

Только начали поднимать, опять стрельба, дедушка полоумный выскочил с почты, буквально в метрах 30, уже наготове с гранатометом, если бы не успел спецназ сработать вовремя, то осколками всех бы посекло. Ликвидировали его под ларьком, он там еще лежал некоторое время со взведенными «Мухами».

После этого начали подходить местные жители, бабушки, дедушки. И они начали говорить, что есть нечего, денег нет, сепаратисты уже всем надоели тут. Гелетей говорит: «Все у вас теперь наладится, я доложу президенту, что нужен гуманитарный конвой». Он еду достал, которая была, деньги свои отдал. Потому что люди пенсий уже по 4 месяца не видели. Потом через часа два приехал Аваков со всеми журналистами и начали все снимать как все красиво, что «Славянск наш». Еще часа через три приехал Олег Ляшко, а флаги уже цеплять некуда, поэтому он на здании СБУ флаг водрузил.

После горсовета, я начал по районам города ходить. С другом мы прошлись, посмотрели подвалы, где сидели люди. Там и наш друг журналист Сайман Островский сидел.

Помню, набрали шевронов «ДНРовских» и в машину я их положил, потом на украинском блокпосту свои же «приняли». Попередергивали затворы, кричат «лежать». Мы же говорим: «Ребят, да свои». А они нам: «Какие свои? У вас вон шевроны чьи лежат?».

- Что для вас значило, символизировало поднятие флага над Славянским горсоветом?

- Для меня… Поймите, на тот момент мы полтора месяца до этого то и делали, что оборонялись. У сепаратистов переменные успехи были, а для того что бы у армии был высокий моральный дух – ей нужно побеждать. А тут мы освобождаем Славянск, украинский город от, тех кто сюда пришел с оружием, от  тех кто убивает украинских патриотов. И настолько от этого был внутренний и душевный подъем. Государственный флаг – это все-таки символ Украины, это один из атрибутов государства. И подымая этот флаг мы утверждали украинскую государственность на тех землях, которые были незаконно захвачены. Флаг наш, здесь – Украина. И мы видели, сколько людей нас поддерживало. Когда вы входили, заходила техника, потом штурмовая группа, люди не боялись, они приветствовали, они не боялись, что по ним будут стрелять.

Нам на встречу вышла старушка, плачет, стала на колени перед пацанами, чтобы отблагодарить их за то, что город освобожден. Мужик пенсионер на велосипеде тоже остановился перед нами и на коленях начал нас крестить и говорить «Слава Богу, что вы пришли». Оно действительно так вдохновляло, что люди нас ждали. Они устали от этого. И то, что мы над мэрией  подняли флаг, этим мы показали людям, что с сегодняшнего дня здесь будет Украина. И здесь будет закон, который будет защищать их требования и этих людей никто не даст в обиду.

Поэтому, на тот момент все испытывали высокие чувства и патриотизм. Они подтолкнули нас на немножко безрассудный поступок, но он нужен был. То, что мы пошли с ребятами гвардейцами, ну это должен был кто-то сделать. На это нас подтолкнули люди, которые стояли и встречали нас.

- Что вы можете пожелать жителям Славянска в связи с годовщиной освобождения города?

- Я бы пожелал жителям Славянска… У них очень красивый город, я конечно с другого очень красивого города Каменец-Подольского родом, но служу в Киеве. Я видел много красивых городов, и наши парни с разных уголков Украины, они увидели все красоты вашего города и они искренне завидовали жителем Славянска за то, что у них такой красивый и разнообразный город. И я хочу пожелать, чтобы их город больше никогда подобная участь не постигала, это во-первых. Во-вторых, чтобы сыновья и дочери Славянска никогда не знали, что такое война. Чтобы после такого пережитого они помнили, что они – Украина. Прикладывали все усилия, чтобы подобное больше не случилось. Мы ведь все-таки один народ - мы украинцы. А жители Славянска действительно украинцы.

Читайте также: 

Разведчик Иван Журавлев: «Родина - она одна, она дана нам родителями, а мы эту землю должны передать своим детям и внукам»

Разведчик Василий Ковальчук: «Главное не опускать руки и двигаться вперед. Если мы все вместе объединимся, то сможем изменить эту страну»

Славянск новости освобождение ВСУ флаг исполком горсовет
Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl + Enter, щоб повідомити про це редакцію
Оцініть першим
(0 оцінок)
Поки ще ніхто не оцінював
272 перегляди в червні
Ніхто ще не рекомендував
Авторизуйтесь ,
щоб оцінити і порекомендувати
Коментарі